Наши преподаватели


Дмитровский Андрей Леонидович

Биография

Андрей Леонидович Дмитровский родился 24 февраля 1976 года в Казахстане, в городе Алма-Ата. Папа – специалист-геофизик, мама – инженер-программист. Сейчас на пенсии. Старший брат работает в Москве, инженером в аэропорту «Домодедово».
В детстве вместе с родителями несколько лет провёл в Алжире, где отец, как и другие специалисты из СССР, помогал налаживать геологическое хозяйство в братской африканской стране. По мнению Андрея Леонидовича, пребывание в детстве в какой-либо зарубежной стране (Индии, Монголии, Алжире, Германии и т.д.) накладывает неизгладимый (но положительный!) отпечаток на развитие личности и дальнейшую жизнь человека.
В школе учился не лучшим образом, иногда даже позволял себе хулиганские выходки и прогулы. Но, поступив в 1993 году в Казахский государственный национальный университет, на факультет журналистики, взялся за ум и стал очень «приличным» студентом. Даже выбился было в отличники, но потом «притормозил коней» и сосредоточил внимание на спецпредметах и практике.
Играл за сборную КазГНУ по минифутболу в первенстве города. Был вратарём.
В 1996 году перевёлся в Воронежский государственный университет, продолжив обучение журналистике уже в России.
В 1998 году поступил в аспирантуру ВГУ и 16 января 2003 года защитил кандидатскую диссертацию «Эссе как жанр публицистики», посвящённую созданию полноценной научной теории, объясняющей сущность и особенности этого «загадочного» жанра. Защищался в Санкт-Петербурге, в СПбГУ, с профессурой которого сложились дружеские, тёплые отношения.
После блестящей защиты, заботами Виктора Васильевича Хорольского (профессора журфака ВГУ), а затем Олега Николаевича Осмоловского, первого заведующего кафедрой журналистики ОГУ, приехал работать в Орёл, сначала старшим преподавателем, а год спустя (и поныне) доцентом. Тем более что руководство вуза, в лице ректора Ф.С.Авдеева, было заинтересовано в привлечении на кафедру «перспективного специалиста».
Сейчас А.Л.Дмитровский продолжает активно заниматься научной деятельностью, учится в докторантуре СПбГУ, работает над докторской диссертацией по теории журналистики «Эссеистика как вид публицистической деятельности», широко печатается в научных журналах и часто выступает с докладами на журналистских конференциях.
Помимо научной деятельности, публикуется в местных и центральных СМИ, редактирует при кафедре журналистики ОГУ молодёжную газету «Голос», участвует в работе сайта кафедры http://www.journ-orel.ru. Вместе с Жанной Николаевной Дмитровской написал краеведческую книгу об истории Урицкого района Орловской области «Испить из чаши бытия».
Любит играть в баскетбол, много читать и «мучить студентов “гениальными” схемами» (цитата из студенческой характеристики).

О студентах

Известно, что студенты очень разношерстная публика. Встречаются паиньки, но чаще – ленивцы и даже мелкие хулиганы. Как Вам хватает терпения относиться ко всем хорошо, учить их, возиться с ними? (Что кроме терпения для этого необходимо?)

-- На мой взгляд, кроме терпения – этакого «якоря», который не позволяет тебе сорваться, нужна «рефлексия». Умение размышлять над собой – своим поведением, поступками, действиями, словами и т.д. То есть надо работать над собой. Группа – если её удаётся «завести», заинтересовать – становится своего рода коллективным разумом, неким «левиафанчиком», который подчас становится интереснейшим «собеседником». Но «сбить» студентов в такой «мега-мозг» очень трудно, у меня, по крайней мере, получается далеко не всегда. Вот и выходит, что «работая» со студентами, я «работаю» (борюсь!) с самим собой, развиваюсь.

Каким Вам видится «идеальный» студент? (Что подобное внутренне «представление», образ, в себя включает?)

-- Это, скорее, не «образ», не «представление», не конкретная «картинка»… «Идеальный студент» в моём понимании ассоциируется прежде всего с функциональным аспектом, нежели с атрибутивно-физическими качествами. Поясню: главное, не каков человек «физически» - не каковы его пол, возраст или «биологические» кондиции. Для меня имеет особое значение его стремление чего-то добиться, чего-то достичь, ну, применительно к учебному процессу – что-то понять и чему-то научиться.
Вот это-то «стремление САМОМУ чему-то научиться» и есть мерило «идеальности» студента. Ведь Университет, по большому счёту, только и учит тому, как правильно – профессионально – думать. Иначе говоря, студиозусы «должны» усвоить культуру мышления, из которой, потом уже, вырастут и нравственность человека, и его личность, и его карьера, если хотите, и его научные или практические достижения.
Ведь ум, умность – это умение думать, анализировать своё поведение, принимать в отношении его верные решения и затем воплощать их на практике, так сказать, на собственной шкурке. Был человек упёртым, как баран – научился думать, стал настойчивым. Был тупым – научился думать, стал принципиальным. Был злобным насмешником – научился думать, стал ироничным, критичным. Была девушка стервой – научилась думать, стала самодостаточной. Была ленивой – научилась думать, стала креативной… И так до бесконечности.
Другое дело, повторюсь, что уму не учат, его набираются!

О журналистике

Как и почему Вы оказались в «сфере журналистики» вообще (и на кафедре в частности). Каким был Ваш «путь в журналистику»?

-- Мой путь в журналистику, по большому счёту, был достаточно прям. К концу школы, на вопрос «куда?» и я сам, и вся семья дружно отвечали «а куда же ещё?». Сочинения я писал хорошо, с газетами сотрудничал, традицию семейную – уже в третьем поколении – продолжал… Так что особых метаний у меня не было. Хотел на психолога, думал об ихтиологии… Но в принципе, другого пути не виделось. Тем более что всё действительно важное реализовалось в жизни или реализуется: психологией я занимаюсь сейчас (разрабатываю теорию личности), а ихтиология оказалась настолько далека от разведения аквариумных рыбок (в чём я в школе преуспевал), что от неё я совершенно спокойно отказался ещё тогда. Другое дело – кафедра. Тут история несколько детективней. После защиты в Питере кандидатской диссертации, была возможность осуществить несколько вариантов работы – как в самом Питере (и в СПбГУ, и, при желании, в ИРЛИ («Пушкинском доме»)), так и в Белгороде, Орле, Воронеже. Я выбрал работу в Орле. Если опустить все личные моменты, коих была большая часть, а оставить «меркантильные», то Орёл привлекал спокойной размеренной жизнью (ведь на докторскую я нацелился уже тогда, а такое дело требовало покоя, возможности сосредоточиться), возможностью достаточно быстрой «карьеры» и, самое главное, решением квартирного вопроса. На встрече с деканом и ректором эти вопросы обсудили быстро и конструктивно, и я остался работать. Вот уже лет пять тому…

О жизни

Как Вам удается совмещать семейную, домашнюю жизнь с работой преподавателя (которою некоторые считают нетворческой) и собственно творчеством – исследовательской, научной работой?

-- Знаете, иногда мне кажется, что совмещать такую вещь как исследовательская работа и размеренная семейная жизнь – невозможно. Ведь для окружающих твоя (часто тяжкая) мыслительная работа не видна, а если и проявится когда в виде «философских рассуждений», то встречает зачастую жёсткий «отпор», вроде «Ты всё философствуешь, а в доме жрать нечего!» Я, конечно, утрирую, но это важный нюанс: взаимопонимание и взаимный интерес…
В этом смысле такие города как Орёл, Белгород и т.п. отличаются отсутствием «элиты» - интеллектуальной среды. Нет, денежная «элита» у нас есть, достаточно выглянуть в окно и поглядеть на потоки иномарок одна дороже другой… Но о чём с таким «элитарием» говорить? О психопатологических аспектах творчества Белинского или жанровой классификации Кройчика?!
В этом смысле я прекрасно понимаю Максима Николаевича Кима, моего научного консультанта в Санкт-Петербурге. Он с гордостью говорил о своей кафедре Теории журналистики, что на ней трудится шесть (на тот момент) докторов наук, профессоров и каждый визит на работу – это пиршество духа! Я и сам это не раз испытал на себе: любой из них, поздоровавшись и задав традиционный вопрос «Чем сейчас занимаешься?», мгновенно подкидывает тебе россыпь идей, с которыми потом долго и с удовольствием возишься. Это и есть «культурная среда», «элита», «интеллектуальная почва», где ценятся ум, а не родственные связи…
Ясно, что в такой ситуации, пообщавшись на работе на темы профессиональные, поспорив и «выметав» «бисер интеллекта» перед теми, кто его особо ценит, дома уже не возникнет желания мучить близких своими «идеями». Наоборот, захочется послушать, порасспрашивать… С другой стороны, если близкий человек не понимает, чем ты занимаешься, то это рано или поздно приведёт к дрязгам и конфликтам, а позже и к разводу. По крайней мере, о взаимном уважении говорить здесь трудно.

О нас

Какой Вы видите нашу кафедру через 10 лет?

-- Ну, если применить метод структурной аналогии, то ничего особо не изменится и ждать каких-то радикальных перемен (судя по жизни отделений журналистики других провинциальных вузов) не стоит. Это нудная, неинтересная никому, полуголодная жизнь – без особо ярких событий, творческих удач и взлётов, без битв и горения сердец. Тихо-тихо рубим баблосы и бонусы, а на остальное (…) .
А если заняться прогнозированием поисковым, то можно наметить ряд социальных проблем, от форм и методов разрешения которых может зависеть многое. В таком случае можно наметить как минимум четыре сценария: плохой, типичный, оптимальный и сказочный.
О типичном я только что сказал. Это привычное, тихое провинциальное прозябание.
Плохой, это если мы перестанем быть нужны или, например, вуз закроют. Все на улице, все в панике и бегут пристраиваться кто куда… Думаю, этого не произойдёт.
Сказочный, это если вдруг на кафедру свалится «шшастье»: техника, аудитории, приличные зарплаты, перспективные задачи и условия наибольшего благоприятствования… Но: он недаром называется «сказочным», этот сценарий, поэтому считаю, что о нём надо мечтать, но рассчитывать на более разумный исход.
Таким мне представляется четвёртый, оптимальный, сценарий. Суть проста. Посмотрите вокруг: новая власть – как к ней не относись – выстраивает жёсткую вертикаль, где всё больший приоритет получает идея «государства». Это требует Служения Ему. Поэтому каждый месяц мы слышим о коррупционных скандалах: главы, губернаторы, мэры… Это говорит о нарастающей «чистке» коридоров власти. Нет, обогащаться, как завещал Ельцин, «большие люди» не перестанут, это идеализм, но просто станут это делать культурно, «по-европейски»: и сам «гам», и другим дам.
В таком случае престиж, например, вуза, будет являться важнейшей составляющей его экономики: ползут тёмные слухи – студентов не наберёшь. Говорят о заботе и социальных бонусах – можешь хоть какой конкурс объявлять, пройдут. Лично я рассчитываю на то, что это время доберётся и до наших пенатов, до Орла. Вы же видели на нашем сайте статьи о Белгородском университете? Ну вот, живое воплощение моей идеи: и руководство не в лохмотьях, и инфраструктура развивается, и люди довольны…

Узнать о других преподавателях

Опрос


Начинается новый учебный год. Ваше отношение:


Ура! Учёба начинается!

Наконец-то встречусь с однокурсниками

Начало учебного года - обыкновенный день: ни радости, ни печали

Я совсем не отдохнул от прошлого учебного года, а тут всё сначала...

Учеба - это каторга!